?

Log in

No account? Create an account

Wed, Sep. 12th, 2012, 11:26 am
Запахи стало невозможно переносить...





Бегите дальше от моего дома, если боитесь, что Ваши альтернативы, перспективы, возможности и прочая ерунда, вселяющая глупую надежду, будет затянута в воронку Тартара. Ведь серый цвет имеет свойство притягивать не только тяжелые запахи. На стенах, на полу, на потолке оседает концентрат метафизической величины, именуемый душой. И нет ничего страшнее, чем пригвоздить свою бессмысленность к бетонному холоду стен и наблюдать за ней со стороны. Бегите.



Что, простите? …вам тоже нравится «Минорный свинг»? Да, да, Джанго был гением. Если бы я не была человеком здесь и сейчас, я бы хотела стать гитарой, которую этому бешеному цыгану подарил младший брат. Тогда, после пожара, у Джанго на левой руке осталось всего два рабочих пальца – указательный и средний. Полтора года, которые он был прикован к постели можно считать периодом рождения стиля «джаз-мануш». И, если бы… послушайте, да, Вы, ведь, совершенно меня не слушаете.

Wed, Aug. 15th, 2012, 03:45 pm
провинциальное настроение

Сегодня метро было погружено в глубокий сон. В моем вагоне лишь пара человек щурила глаза, старательно вчитываясь в дорожное чтиво. Женщина лет тридцати пяти буравила взглядом статью «Особенности бухгалтерского учета и налогообложения операций финансового лизинга». Парень увлеченно поглощал страницы, как я поняла по обложке, научной фантастики. Я же, периодически отвлекаясь на лица людей, уже третий день бегаю меж строк Керуака. Какие мы разные в литературных предпочтениях, в стиле одежды, выражениях лиц, голосе, походке, привычках.

Я, например, очень не люблю, когда в толпе у эскалатора мне наступают на пятки. Честно, раздражаюсь жутко. Потому приспособилась эти промежутки преодолевать на носочках. Одна моя знакомая убеждена, что в метро перед ней всегда оказывается самый-самый медленный человек. У другой – возникают необоснованные панические атаки и она вынуждена после каждой станции выходить на платформу. Непьющий коллега по работе мучается в метро каждый день от запаха перегара, исходящего от рядом стоящих.

Вдруг стало невероятно интересно, а что по утрам в метро раздражает каждого из дремлющих. Снова пробежалась взглядом по лицам и поняла, в моем вагоне уровень волны раздражения где-то у нулевой отметки.

Да, сегодня утром моя Москва была непривычно тихая, наверное, потому очень напоминала провинцию. Что-то из детства: безграничное и близкое, хочется прижаться щекой, как плюшевому медведю с оторванным ухом, только от осознания эфемерности начинает щипать в носу. Словно ты только что вылез из теплой кровати, завтрак уже готов и, пока сонно пережевываешь сырники, мама заплетает тебе косички. Выходишь на улицу, ступаешь на разбитую грязевую дорогу, где встречается одноклассница Люда с чумазым лицом, в рваной куртенке – дочь алкоголиков - и чувствуешь тоску бесприютности на уровне запахов, приглушенных звуков. Становится как-то совестно за то, что у тебя есть теплая постель, папа, мама, огромные гофрированные банты, в сытом желудке, перевариваясь, ворочаются сырники. За то, что вчера ты забирался в шкаф, посмев обидеться на родителей, допустил мысли о собственной смерти. Смерти, как наказании родных за обиду. Совестно за то, что представлялись собственные похороны: маленький гробик, над ним родственники, безутешные в своем горе, причитают под гнетом чувства вины: «Этого бы не случилось, если бы мы отпустили ее погулять». За все хорошее и плохое совестно. И самым главным в это утро становится  один лишь вопрос: «А что же Люда ела на завтрак?».

Москва, сегодня ты стала мне ближе. Небо хандрило, туман оседал на крыши домов, как мокроты в чахоточном состоянии города.  Бедная, бедная Москва. Впервые за пять лет жизни с тобой, я говорю тебе: «Люблю». А вы не замечали, в подавленном состоянии люди тоже становятся роднее друг другу. Наверное, поэтому я никогда не смогу уехать из России.

Tue, Aug. 14th, 2012, 05:00 pm
Коллаж мира

Во время дождя в метро, как в улье - по какой-то причине накладывается особенный звуковой эффект. «Да, буду через пять минут…», «слушай, сигарет купи», «я в метро, перезвоню», «прошу прощения, опаздываю минут на десять». В какофонии голосов слышу Керуака , что говорит про «сына радуги», чьи тяжкие муки принимает на себя его исстрадавшийся фаллос. Карма, черт ее дери.
Я же этой ночью не спала как раз из-за вселенского причинно-следственного закона. Огромные капли августовского дождя бились в стекло, как миллионы бабочек, оргазмирующих в предсмертных конвульсиях . Этакое воплощение несбывшихся целей, мечтаний, желаний, возможностей. Ветер, словно очеловеченные души неосознаваемых грехов, отгонял их от моего окна. Самое страшное, грехи, действительно, принимают абсолютно материальную форму жизни, и, если бы только моей жизни.
«… Кто-то бабочке где-то помял ее хрупкие крылья,
И не думал о том, что цветок где-то ждал ее пыли,
А цветок тот завядший, он не был подарен девчонке,
И не встретившись с парнем, она не зачала ребенка.
И не вырос ребенок, светилом не стал медицины,
И от СПИДа не смог он придумать простейшей вакцины,
И гуляет зараза, а люди застыли в бессилье,
Оттого что когда-то помяли той бабочке крылья»
(Ч. Буковски)
Удивительны пересечения миров, в которых мы обитаем. У каждого человека их огромное количество. Впускаешь нового человека в свою жизнь, читаешь книгу, смотришь фильм – новый мир, новая система координат, новые формулы. Бесчисленное количество энергетических нитей.
В небытии пространства они пролетают мимо одних, спутываются с другими, связываются с третьими, создавая причудливые вселенские конструкции. Конструкции видоизменяются, образуя новые формы. Если посмотреть на действо с точки зрения бестелесной субстанции, оно похоже на транс, на танец в ритме «Ом». Эта сакральная картинка из моего детства, пугающая своей гипнотической силой, снова всплыла сегодня ночью.
Вдруг почувствовала внутри себя какую-то штуковину – бесполезную, инородную. Это, как палка, попавшая меж спиц колеса Дхармы. Выкинуть жалко – а вдруг пригодится или со временем приобретет ценность. В Японии, к примеру, одной из мер прекрасного является «саби» (в буквальном переводе «ржавчина») - отпечаток времени. Время способствует выявлению сути вещей. Не по той ли причине в наших шкафах накапливаются тонны одежды, которую мы не носим? Только единственная суть, которую выявляет в этих вещах время - «опа, моль съела», «ой, не влезаю в джинсы», «блин, какое жуткое платье, че раньше не выкинула», «хм, какая хорошая тряпочка для мытья полов».
В час ночи взялась за чистку шкафа, после чего принялась обклеивать угнетающие серые стены своей съемной комнаты белыми листами бумаги. Часов в пять утра приступила к созданию коллажа своего мира.
И вот иду сегодня в метро, похожее на пчелиный улей, по сути - ничего примечательного, если бы не дедушка в переходе. Неторопливый, умиротворенный, принимающий слабой рукой скромный букет ромашек у женщины, торгующей цветами. В другой руке – авоська с молоком и хлебом. Авоська, как, помните, во времена дефицита в Советском Союзе на случай «авось удастся что-то купить».
- Да, милая моя, - трогательно отвечает дедушка на телефонный звонок, - не волнуйся, просто в магазине очередь. Уже бегу домой, - и похромал тихо так, как его голос, но изо всех сил.
Хоть убейте меня, не знаю почему, но точно знаю, что именно этот дедушка должен был сегодня встретиться мне в переходе. Коснулась рукой энергетической нити его уютного ромашкового мира, и пришло понимание того, что в моем коллаже не будет ничего не нужного. Только ощущения от соприкосновения с мирами – близкими, родными, случайными. Обязательно самыми добрыми и самыми чистыми. Сегодня на моей стене непременно появятся ромашки и бабочки, как привет от дедушки из перехода, купившего для своей милой цветы утром четырнадцатого августа по дороге из магазина домой.
Люблю вас.

Mon, Aug. 13th, 2012, 02:28 pm
истина на дне subconsciousness

В понедельник августовским утром накатило чувство досады. Последний летний месяц – это, как воскресный вечер перед очередной рабочей неделей.  Скоро осень. Ночи холоднее, а в метро по-прежнему душно, но еще относительно свободно.  Сезон отпусков продолжается.  Снуют туда-сюда толпы туристов, люди с чемоданами и туристическим снаряжением.

Сегодня со мной в метро Джек Керуак «В дороге»:  «подъехала самая шикарная попутная машина в моей жизни – грузовик с прицепной платформой, на которой развалились шестеро или семеро парней», «кто-то передал мне бутылку с остатками дешевого виски», «обдуваемый первозданным, поэтичным, пропитанным изморозью ветерком Небраско, я сделал добрый глоток», «я давно не ночевал в помещении», «свернувшись калачиком на сидении, я положил под голову свой парусиновый мешок»… Чертовски люблю атмосферных авторов.  Читаются их книги долго, потому что способны будоражить  море внутри, понимая со дна на поверхность и прибивая к берегу обыденности воспоминания.  

На этих выходных я провела ночь с субботы на воскресенье в гараже, свернувшись калачиком, спала на заднем сидении «Волги» 1959 года выпуска.  Вспомнила и по дороге в мрачный офис, одолело безумное желание дороги. Много случайных людей, судеб, ситуаций, опасности, радости, отчаяния… Запах креозота, смешанный с табачным дымом и коньяком. Всё это – альтернатива сегодняшней скучной неустроенности.  А что держит? Несгибаемая потаенная надежда стабильной правильности, уюта.  Интересно, как долго еще способна продержаться эта самая надежда? Только ведь она не коньяк,  годы выдержки не делают ее элитной.  Она, как заноза, провоцирует воспалительный процесс .

А Дон Хуан говорил, что как только мы научимся уничтожать свои желания, любая полученная нами мелочь превратится в бесценный дар. Кажется, есть в этом правда, но что-то неизменно смущает. Перестать желать семьи, перестать желать дороги, перестать желать, как перестать чувствовать. А может быть просто категорию желания нужно рассматривать в другой плоскости? Если, к примеру,  уничтожить эгоизм, как категорию, значит вместе со сверхэгоизмом, эгоизмом-самоуничтожением уничтожить и разумный эгоизм. Разумный же эгоизм, как и страх (не касаясь понятия «фобия»),  обеспечивает самосохранение.

Уничтожать желания нельзя. Нужно избавляться от психологической зависимости к ним.  А чтобы каждую мелочь рассматривать как бесценный дар, нужно стать трансцендентальным воплощением желания. Тогда можно воспринимать все происходящее, как данность. Любая данность должны быть желаема. Но, чтобы достичь этого, необходимо совершать поступки, не вступая в спор с интуицией. Самые верные решения приходят к нам в первые секунды. Позволь себе промедление – подсознательный процесс заблокируется сознанием и ты снова окажешься в плену сомнений.

Истина может исчисляться одной секундой, если подавить в себе подсознание, а может обернуться Вечностью, если успеть совершить поступок по «пришествия» сознания.

Мда,.. нужно учиться доверять своему неосознаваемому я.

Wed, Oct. 1st, 2008, 04:09 pm
Исповедь

по пустоте квадратной комнаты,
по потолочным по отрезкам
шагало страшное безмолвие
вцепившись ветром в занавеску.

а за окном осипшим голосом
палач выпрашивал распятие:
"Убей мя Боже, тварь безбожную!
Распните тело моё, братия!"

По тишине квадратной комнаты
шагала ночь проклятьем божиим.
"Палач убил родного сына, -
шептались люди, - Братцы, дожили!"

а за окном палач отчаявшись
судил себя дрожащим лезвием.
на утро грех с асфальта мокрого
сметали дворники нетрезвые.

так пустоту квадратной комнаты
он обнажил до неприличия.
..............................
а за окном чужую исповедь
мели движеньями привычными.